Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ОБ ЭТОМ.

Это верхний пост, где рассказывается почему и зачем этот блог.

Всем привет!

Мне приходится много перемещаться по миру. По работе и из врождённого любопытства. Как оно в мире работается, отдыхается, путешествуется, а также мои личные впечатления от увиденного, услышанного, потроганного и попробованного - об этом и блог.

Впрочем, это не отменяет специальных постов про бизнес, технологии, патенты и прочее рабочее повседневное, когда просто невозможно не высказать своё мнение.

Кстати, о мнении. Это мой личный блог и мнения, выраженные здесь могут не совпадать с официальной позицией одноимённой компании. А могут и совпадать – как повезёт. Но, надеюсь, мои рассказы интересны и достаточно фотогеничны.

Рекомендуемое в блоге:


Топ-100 самых удивительных мест в мире

Лучшие, худшие и просто никакие аэропорты мира

Рассказы о моих путешествиях на Камчатку

Рассказы о моих путешествиях по Китаю

Рассказы о моих путешествиях в Китай

Экскурсии по офисам ЛК в разных странах мира

Мы и Феррари

Наши технологии защиты: популярно о сложном


Помимо Живого Журнала меня можно найти:








Книга посетителей, а также жалоб и предложений - в комментах к этой записи. Заходите, отмечайтесь. Мне будет интересно узнать кто читает мои рассказы.

Все, что вы хотели знать о Лихтенштейне. Ну, почти.

На прошлой неделе меня занесло делами в одно весьма необычное государство - Лихтенштейн. Не просто карликовое, а чрезвычайно успешное карликовое государство. При населении примерно 40 тыс.чел. всего в стране постоянно работает... тоже почти 40 тысяч! Из которых половина гастарбайтеров ежедневно приезжает из соседних Австрии, Германии и Швейцарии. О как...

Вид из окна отеля проживания. Сзади за отелем - гора, по которой проходит граница с Австрией, а вон та гора напротив - это уже Швейцария:

1.

И на этой вполне себе скромной территории в каких-то 160 км² (из которых где-то 3/4 - горы) трудится вполне себе развитая экономика. А именно: основными экспортными статьями Лихтенштейна являются машиностроение, точное приборостроение, вакуумная техника, электроника, фармацевтика. Здесь находятся производственные мощности, например, такой компании как Hilti, оборудование которой можно встретить на любом строительстве, да и, наверное, почти в каждом доме.

Collapse )

Театральное и прочее прошлое Малой Азии.

Не всё так грусто в Турции, как было рассказано в предыдущем посте. Теперь про удивления. А их есть тут немного.

Первое удивление: оказывается, в Турции около 150 античных театров! В разной степени сохранности. Вот никогда бы не подумал, что местные жители древних времён были такими театралами...

1.

Collapse )

Волк Темзы: от Richmond Lock до Hampton Court.

Всем привет!

Как и обещал, наш бложик отправляется в пешее путешествие по маршруту Thames Path, то есть вдоль великой лондонской водной магистрали до её истоков. Очередной сегмент [снова] начинается от Richmond Lock, однако в этот раз мы пойдём его правильной дорогой... но, сразу забегая вперёд, - в неправильную погоду. Или получается что-то вроде "идём правильной дорогой по неправильной погоде".

Система дамб и шлюзов, которые держат уровень воды в Темзе и обеспечивают её судоходство, довольно древняя и упоминается ещё аж в средневековых документах. Сооружение в Ричмонде относительно недавнее, ему всего-то 120+ лет :)

1.

Collapse )

Волки Темзы: обновить архивное и освежить склерозное; не забыть зонтик.

Мальчики и девочки, хочу вам напомнить (поскольку в прошлый раз это дело было довольно давно), что у меня есть привычка: когда я оказываюсь в Лондоне, то иду гулять вдоль Темзы. И не просто туда-сюда мозолить набережную, а двигаться поступательно от Барьера в самом нижнем течении Темзы вверх по направлению к её истокам - а там обещают целых 300 километров вполне проходимой тропы! Которая называется Thames Path. Это весьма захватывающее путешествие я совершаю уже не первый год, прошёл аж до Hampton Court Bridge - и планирую идти дальше!

1) Отчёто-рассказы с фотками о предыдущих прогулках можно найти вон там.

2) Поскольку по причинам ковидным и прочим разным в прошлый раз я гулял аж в 2018 году, то давайте освежим память об уже пройденном маршруте вот этими фотками:

1.

2.

Collapse )

Камчатка-2021: по полям пирокластики.

Итак, на закатные виды Ключевской группы посмотрели, на вертолётах вокруг полетали, пора и ногами походить. Маршрут будет примерно такой: на юго-запад и потом на запад вокруг вулкана Безымянный, прославившегося своим взрывным (катастрофическим) извержением в 1956 году, которое вызвало мощный пирокластический поток (если кому интересно почитать что это такое и какие бывают типы извержений - я специально для этого по тексту ссылки расставляю).

Итак, вулкан Безымянный, вид с юго-востока, куда и был направлен взрыв извержения 1956г.

1.

Прошло уже 65 лет после взрыва - а растительность здесь так и не укрепилась. Видимо, выброшенный вулканом материал уж слишком отравлен разной вулканической химией (слишком щёлочный, кислотный или ещё что бывает).

Collapse )

Магадан, нелёгкая история. Золотая лихорадка по-советски.

Откуда появился Магадан? Не было там ничего вообще. Но когда там нашли золото - там всё поменялось. Да смотрите сами -> вот сюда.

Золото здесь, да немало! - и понеслось-поехало. Сначала вроде бы просто палаточный/временный лагерь, потом порт, жильё, дороги, прочая инфраструктура - город! Теперь "Магадан - снимите шляпу" выглядит примерно вот так:

1. DSC_3938

2. DSC_3939-Pano

Но чтобы построить всю эту роскошную панораму, да в местах столь отдалённых и весьма некомфортных для проживания - для этого нужна сильная мотивация и воодушевлённая рабочая сила. Причём в достаточных объёмах.

Collapse )

Кибер-намедни. Часть 8.

Первые годы после рождения бизнеса самые сложные, потому что нужно было поднапрячься и сжать пружину, которая потом, распрямившись, унесёт компанию высоко и далеко за горизонт в правильном направлении мечтаний и прожектов. После официальной регистрации "Лаборатории" в 1997 г. мы несколько лет малыми силами совершали немыслимые трудовые подвиги. Продолжалась тяжёлая ежедневная работа на уровне выживания. Денег нет, ресурсов не хватает, но антивирусный конвейер не ждёт, нужны новые технологии, рынок требует новых продуктов. Короче, впахивать приходилось часто без отпусков и почти без выходных.

Например, вот так:

Июнь 1998. Глобальная эпидемия вируса CIH ("Чернобыль"). Все остальные спали или были в отпусках – мы оказались чуть ли не единственным продуктом, который ловил и лечил эту нечисть. Интернет (разноязычный интернет!) пестрил ссылками на наш сайт. Вот она цена скорости реакции на новые угрозы, да плюс возможность выпускать "быстрые апдейты" с дополнительными процедурами лечения. Этот вирус весьма хитро цеплялся к файлам-приложениям и требовал специального препарирования, что было невозможно без гибкого функционала апдейтов.

А вот ещё интересная история:

Август 1998, экономический кризис и финансовый дефолт впридачу. "Шеф, всё пропало!" (с) - это в России. А все наши зарубежные партнёры проплатили чуть ли не вперёд. Само собой, в своих зарубежных валютах. В результате мы себя впервые почувствовали обеспеченными. Быть компанией-экспортёром во времена национального финансового кризиса – нет ничего лучшего в этом мире, поверьте мне! :)

Мы достаточно удачно воспользовались ситуацией, особенно на рынке труда – у нас наконец-то появилась возможность брать на работу профессиональных и недешёвых менеджеров. Так у нас появились коммерческий, технический и финансовый директора. Чуть позже стали обрастать менеджерами среднего звена. И мы вошли в состояние "первого структурного кризиса", когда "команда" превращается в "компанию", когда дружеские отношения заменяются на подчинение и отчётность. Кризис преодолели довольно легко, без особой ностальгии по старым "семейным" временам.

// Кстати, о подобных кризисах роста и управления настоятельно рекомендую книжку Майкл Хаммер, Джеймс Чампи "Реинжиниринг корпорации. Манифест революции в бизнесе". Прочие полезные книжки о бизнесе здесь.

А в 1999-м году мы открыли первый зарубежный офис в английском Кембридже. Британский рынок, наверное, один из самых сложных для иностранцев. Почему мы туда попёрли со своим коммерческим представительством? Да просто повезло! Потом уже, учитывая английские ошибки и уроки, открытие офисов и развитие бизнеса в других странах проходило более гладко.

Первый выездной пресс-тур, Лондон: "Мы тут у вас офис открываем, антивирусом торговать будем"! – примерно как бременские музыканты "мы к вам приехали на час" (с) :) Реакция журналистов была весьма… английская: "а у нас есть уже Софос, Симантек, Маккафи – вы тут нам зачем?". Пришлось на ходу выкручиваться, объяснять, какая мы инновационная компания, какие у нас уникальные продукты и технологии. Принято было с интересом. С тех пор сильно дурацких вопросов нам там не задавали. Плюс к тому первый публичный спич на англоговорящую публику (выставка InfoSecurity Europe, тоже в Лондоне). В небольшую комнатку пришло целых два заинтересованных слушателя – оба из журнала Virus Bulletin. Это был первый и последний случай, когда на наших презентациях не было аншлага. // Об этом и с подробностями чуть раньше было рассказано.

Где-то зимой с 1998 на 1999 год в гости на свою конференцию пригласили наши OEM-партнёры F-Secure (Data Fellows). Мы с удивлением узнали о мероприятиях подобного формата, стали выяснять и поняли, что партнёрские конференции - это очень круто! Собрать всех вместе, загрузить свежей информацией о технологиях и продуктах, выслушать их проблемы, обсудить новые идеи. Долго не раздумывая, всё в том же 1999 году мы провели свою собственную международную "партнёрку", куда съехались примерно полтора десятка наших тогдашних партнёров из Европы, США и Мексики. Вот мы все вместе:

kn6

Collapse )

Кибер-намедни. Часть 5.

Часть пятая. Переломный год: 1996.

Продолжаю летопись становления бизнеса нашей компании в далёких 90-х. Спасибо самоизоляции – появилось время освежить в памяти события и вспомнить забавные детали того интересного времени.

Предыдущие серии этого историческо-ностальгического экскурса: часть первая, вторая, третья и четвёртая.

1996 год действительно стал переломным для нашего проекта.

Во-первых, в КАМИ, где мы тогда трудились, разразился скандал между совладельцами. В результате компания раскололась на несколько независимых организаций. Под шумок, годом позже (1997) отделились и мы.

Во-вторых, мы заключили ОЕМ-контракт (original equipment manufacturer — "оригинальный производитель оборудования") с немецкой компанией G-Data на поставку им нашего движка. Контракт просуществовал аж 12 лет до 2008 года, когда мы фактически вытеснили G-Data с розничного рынка Германии… Так уж вышло, не виноваты мы! :) Немцы изначально сами на нас вышли (активно искать технологических партнеров мы тогда ещё не умели), предложили Ремизову (это всё ещё было КАМИ) сотрудничество – и на очередной выставке Цебит (о которой я подробно писал в предыдущем ностальгическом посте) был подписан контракт. Так было положено начало технологическому бизнесу компании.

За немцами последовали финны (F-Secure, тогда носившие название Data Fellows), и сейчас будет небольшое лирическое отступление о том, как именно с ними началось сотрудничество.

В августе 1995 появился первый макро-вирус, заражавший документы Word. Оказалось, что писать макро-вирусы очень просто и распространяются они с огромной скоростью среди ничего не подозревающего массового пользователя. Это привлекло внимание вирусописателей, и очень быстро макро-вирусы стали главной головной болью антивирусной индустрии. Детектировать их оказалось очень непросто, поскольку формат документов Word весьма и весьма сложен. Несколько месяцев антивирусные фирмы "шаманили" разными методами, пока в начале 1996-го компания McAfee не объявила о "правильном" разборщике формата документов Word. Это зацепило нашего коллегу Андрея Крюкова (примкнувшего к коллективу в 1995-м), и он довольно быстро сделал очень элегантное и эффективное решение. Я об этом кинул клич, и нам стали приходить предложения о покупке этой технологии. Собрав некоторое количество предложений, мы всем "забили стрелку" на очередной конференции Virus Bulletin, которая проходила в английском Брайтоне, куда мы и отправились с Крюковым осенью 1996-го.

Ни один из запланированных контактов так и не "выстрелил", однако у нас состоялся интересный разговор в шикарном президентском номере, который снимала для переговоров компания Command Software. Эта компания долгое время лицензировала движок антивируса F-Prot. В то время разработчики F-Prot несколько лет подряд не могли выпустить новый движок, и их партнёры были этим весьма недовольны и искали альтернативы. Так вот, господа из Command Software заманивали меня с Крюковым к себе в США всякими обещаниями домов, машин и зарплат – на что мы ответили, что подумаем, но пока никуда из Москвы не собираемся. Разошлись ни с чем, но нам, конечно, было очень лестно слышать их предложения и, когда мы выходили от Command Software (а выход был прямо в лобби отеля), наши довольные рожи заметили ребята из Data Fellows. Уже через пару месяцев Наталья Касперская отправилась в Хельсинки обсуждать условия сотрудничества и скоро мы подписали с ними контракт. Вот такой рикошет…

Контракт с Data Fellows был чистым технологическим рабством. По его условиям мы не имели права на разработку интернет-решений, системы администрирования корпоративных решений, чего-то там ещё, и плюс ко всему контракт был эксклюзивный – мы не имели права лицензировать наш движок никому, кроме Data Fellows (и успевшим чуть раньше G-Data). И более того – финны имели все права на наши технологии и их исходные коды. Контракт был абсолютно кабальный, однако у нас просто не было выбора – без этих денег мы бы скорее всего просто не выжили. Так что, финнов можно считать нашими инвесторами – на несколько лет вперёд это был наш основной источник доходов. Жили мы "от зарплаты до зарплаты" - от одного финского платежа до другого. Но постепенно при этом снимая ограничения по контракту. Сначала были сняты запреты на разработку продуктов, потом сняли эксклюзивность, а окончательно выбрались из финских ограничений только летом 2006 – аж почти через 10 лет с даты заключения контракта.

(Возвращаюсь к судьбоносным событиям 1996-го года) В-третьих, мы наконец-то начали разрабатывать продукт под Windows 95, который, естественно, надо было начинать делать ещё двумя годами раньше – но, пардон, один разработчик (Алексей Де-Мондерик) был занят дополировкой версии для MS-DOS. Ещё один разработчик (Андрей Тихонов) занимался решением для Novell NetWare и ещё один разработчик (Лариса Груздева) не спеша рисовала версию для Windows 3.xx. Ну просто некому было физически заниматься разработкой продукта под самую многообещающую платформу! Оглядываясь назад, такое решение кажется дикостью, но тогда всё было именно так.

Нижегородка 1994

Collapse )

Кибер-намедни. Часть 3.

Часть третья, всё ещё ранне-историческая: 1992-1995.

Если кто-то пропустил или уже забыл про части один-и-два этого исторического бизнес-экскурса, то напоминаю, что "спасибо" карантинам и самоизоляциям, – мне сейчас туда-сюда по миру мотаться совершенно не требуется, такси-отели-самолёты времени совершенно не отъедают, а отменённые встречи, конференции (в том числе SAS) и прочие мероприятия уверенно переехали и поселились в онлайновых Teams-ах, Zoom-ах, Webinar-ах и прочих разных ютюбах, софтинах и мессенджерах. Посему "запасного времени" образовалось достаточно, можно покопаться в доисторических архивах и личных склерозах, провести там археологические раскопки и выложить на обозрение обнаруженные в культурных слоях древние артефакты. Совершить этакую ностальгическую экскурсию в историю "компании имени меня" в самое раннее начало – аж в 90-е годы уже давно прошлого столетия.

А именно.

1) Как всё начиналось ещё до того как всё началось: самые первые компьютерные вирусы, первая утилита-антивирус, первые публикации и книжки, первые заработанные на этом небольшие деньги, годы 1989-1991 – про это здесь.

2) работа в КАМИ, первые "подельники" в моей антивирусной команде, первый "настоящий" антивирус, который мы выпустили в ноябре 1992. Про это здесь.

Пора двигаться дальше по извилинам памяти, где хранятся и вот такие, например, истории -> 

Опечатка, ставшая брендом

Весёлая история про опечатку, которая стала брендом. Изначально все наши антивирусные утилиты и продукты носили названия по маске "-*.EXE". Например: "-V.EXE" (антивирусный сканер), "-D.EXE" (резидентный монитор), "-U.EXE" (утилиты). "Минус" в начале названия файлов был приаттачен для того, чтобы в списке программ в окне файлового менеджера стоять в самом начале (этакий "алфавитный маркетинг"). При выпуске AVP 1.0 все приложения свои названия сохранили, однако продукт стал называться "Antiviral Toolkit Pro". Нигде – ни в документации, ни в сообщениях продукта, - вообще нигде не упоминалось никакой аббревиатуры названия (по идее она должна была быть "ATP").

На рубеже 1993 и 1994 годов Весселин Бончев, который помнил меня по семинарам Софтпанорамы тех времён (см. Кибер-намедни. Часть 1), попросил копию продукта для тестов в Virus Test Center Гамбургского университета, где он тогда и работал. Пакуя очередную сборку в архив для отсылки, я по ошибке назвал его AVP.ZIP (вместо ATP.ZIP) – и отослал, ничего не заметив. Спустя некоторое время Весселин попросил разрешения поместить архив на FTP – я согласился. А ещё через некоторое время он сообщил, что, мол "твой АВП пользуется большим успехом". Я спросил:

- Какой такой "АВП"?
- Как это какой? Который ты мне прислал в архиве AVP.ZIP.
- Переименуй немедленно, это ошибка!
- Поздно, он уже ушёл в народ как АВП.

Выкрутились просто – вместо "Antiviral" начиная с очередной сборки он стал "AntiViral", а большинство файлов в сборке было переименовано с "-V…" в "AVP…". Вот так и родился антивирусный бренд середины-конца 90-х. Кстати, аббревиатуру "AVP" до сих пор можно встретить в названиях некоторых модулей наших продуктов :)

Первые поездки – Германия, Цебит.

В 1992-м Алексей Борисович Ремизов (КАМИ) помог мне оформить первый загранпаспорт и взял с собой весной на выставку CeBIT. Там мы "выставлялись" небольшим столиком на объединённом российском стенде. Половину стола занимали транспьютерные разработки от КАМИ, вторую половину – мой (наш) антивирус. Увы: "поклёвка" была, но ничего значимого поймать не получилось. Но всё равно поездка была не бесполезной.

Впечатление от Цебита тех лет – потрясающие! - он казался бесконечным. От капиталистической Западной Германии – культурный шок (второй культурный шок – по прилёту обратно в Москву). Само собой разумеется, что никакого видимого эффекта данная поездка не принесла… Да и не могла принести. Маленький столик на невыразительном стенде абсолютно терялся на фоне огромной международной выставки. Но всё равно поездка была крайне полезной, и через несколько лет (в 1996-м) мы вернулись на Цебит. На этот раз, чтобы начать строить европейскую (а потом и мировую) партнёрскую сеть. Но это тема отдельного рассказа, который может оказаться не только интересным для любопытствующей публики, но и практически полезным для начинающих свою длинную жизнь молодых проектов и компаний.

Кстати, уже тогда я понимал, что нашему проекту жизненно необходим хоть какой-нибудь PR и маркетинговая активность. Но поскольку денег не было вообще, а журналисты нас не знали абсолютно, то по результатам поездки на Цебит получилось интервью "сам-себе", которое было опубликовано в российском компьютерном издании КомпьютерПресс за май 1992г.

cp_cover_92-5

Если хотите читать прямо здесь, то ниже под спойлером текст интервью.

[Интервью Евгения Касперского Евгению Касперскому...]ЦЕБИТ-92. "КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ" или "БЕНЗИН ВАШ - ИДЕИ НАШИ"

Беседа внештатного корреспондента журнала "КомпьютерПресс" Евгения Касперского с участником ярмарки "CeBIT-92" Евгением Касперским, начальником отдела программного и сетевого обеспечения Научно-Технического Центра "КАМИ".

Евгений, CeBIT-92 - это крупнейшая в мире компьютерная выставка. Но это мало что говорит среднему российскому программисту. Расскажи подробнее о том, что же это такое на самом деле.

- Ты знаешь, Евгений, повествование об этой выставке лучше начать с рассказа о месте ее проведения - о Deutsche Messe в Ганновере. Это огромный выставочный комплекс, размером, наверное, с 1/4 ВДНХ (если учесть автостоянки), более двух десятков огромных павильонов, свой железнодорожный вокзал, рестораны (один из них размером с 1/2 футбольного поля и со своим пивным заводиком), площадка воздушного такси и т.д. и т.п, и т.д. и т.п. В 1992 году в этом комплексе будет проведено 10 крупнейших выставок на самые разные темы.

Самый лучший способ рассказать о чем-то - это сравнить с хорошо известным и привести отличия. Ты сравнил немецкую выставку с московским ВДНХ. Они что действительно похожи?

Да, наверное, ВДНХ - самый близкий пример, но отличаются эти две выставки примерно так же, как рубль от немецкой марки. А если перейти уже к компьютерной выставке CeBIT (занимала она 20 павильонов), то отличается CeBIT от любой московской компьютерной выставки примерно так же, как рубль от 20-ти немецких марок.

Ну что же, отличия вроде как выяснили. А что было представлено на выставке?

Легче сказать, чего там не было представлено. Не было процессора Intel 80586 и нормально работающего Windows 3.1 (информация для любителей халявы: на стенде Microsoft несколько дней бесплатно раздавали 3" дискеты, козырьки и наклейки с рекламой Windows). Все остальное на выставке было. От NoteBook-486 с цветным монитором до пылесосов для клавиатуры. От компьютерных фотоаппаратов, подключающихся к IBM PC (32 ч/б кадра, вместо фотопленки - микросхемы памяти, размер - с милицейскую рацию), до коробок для дискет. Короче, - все.

И какие впечатления от этого изобилия?

Основное впечатление таково: процессор Intel 386SX вытеснил Intel 286 с западного рынка. Компьютеры класса PC-286 предлагались только на Российском стенде, и мои попытки найти что-нибудь меньшее, чем 386SX, ни к чему не привели (если не считать записные книжки на, кажется, Intel 80С86). Если к этому можно добавить впечатление от одного из популярнейшего в России компилятора Borland C++, новая версия которого категорически отказалась работать на компьютерах без 2M памяти, то напрашивается вывод о том, что скоро практически всем разработчикам придется отказываться от стандарта де-факто - PC-286 + 1M памяти.

Есть и другое впечатление - IBM-совместимые компьютеры и на западном рынке имеют гораздо большую популярность, чем другие модели.

Только что был упомянут Российский стенд. Во-первых, что это такое, а во-вторых, что ты можешь рассказать об участии в выставке наших соотечественников?

Практически все крупные фирмы выступали собственными огромными стендами, мелкие и средние фирмы одного государства часто объединялись в один большой национальный стенд, на котором каждой фирме выделялся собственный "подстенд". Например, рядом с российским стендом находился стенд Финляндии, США имели несколько объединенных стендов в разных павильонах, крупный стенд был у тайваньских фирм. Так и мы: примерно половина фирм бывшего СССР выставлялась самостоятельными стендами, а другая половина - на объединенном стенде. Кстати, участие на общем "совковом" стенде - это не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Часть контактов завязывалась от того, что кто-то приходил "поглазеть на русских".

Участие же фирм России на фоне остального CeBIT'а выглядело довольно убого (очень прошу участников выставки понять меня правильно) как на объединенном стенде, так и на отдельно стоящих, которые я успел осмотреть. Причины следующие: во-первых, наш товар им (Западу) не нужен (не надо иметь лишних иллюзий на этот счет - у них там и так вечный кризис перепроизводства), а во-вторых, даже если пытаться протолкнуть этот товар "туда", сначала нужно на наших отечественных заводах или типографиях довести хотя бы внешний вид этого товара до международных стандартов. А стандарты таковы: для "железа" - это Упаковка с большой буквы и отсутствие заусенец на предмете продажи, а для софта - обязательная документация (не на серой бумаге) в обязательной Упаковке. Кто пробовал довести свой товар до этих стандартов в наших условиях, тот знает, сколько это требует нервов и времени, и что оплата за эти западные стандарты часто берется в западных стандартных деньгах.

Ты представлял на CeBIT-92 фирму "КАМИ". Какая продукция была на стенде фирмы и каковы результаты участия в выставке?

На стенде были представлены транспьютерные платы (совместная разработка "КАМИ" и московской фирмы "Транскомп"), интеллектуальный модем, плата защиты информации для IBM-совместимых компьютеров. Из программного обеспечения - локальная сеть на COM-портах, система защиты от несанкционированного копирования и антивирусный пакет.

Но основное отличие наших предложений европейскому рынку от предложений наших соседей по стенду России было в том, что мы не предлагали Западу конкретной продукции. Мы (представители фирмы "КАМИ") прекрасно понимали, что им и бесплатно не нужны модемы, рассчитанные на очень плохие линии связи и потому низкоскоростные, и антивирусный комплекс, ориентированный на "советские" вирусы. Поэтому фирма предлагала на выставке не товар, а готовность разрабатывать этот или аналогичный товар в России. Мы демонстрировали свои идеи, технологии, ноу-хау – называйте это, как хотите. И всем заинтересовавшимся бизнесменам мы объясняли, что выпускать в России что-либо пока невозможно, а разрабатывать в России, а затем штамповать где-нибудь в Тайване или Финляндии - это запросто. То есть выход товаров России на внешний рынок (если не считать заканчивающихся нефти, золота и алмазов) должен начинаться с совместного производства "там", того, что разработано "здесь".

То есть "бензин ваш - идеи наши"?

Да, именно так. Поскольку для этого необходимы минимальные затраты, а эффект может оказаться довольно впечатляющим. К тому же на компьютерном рынке эти сотни японских, тайваньских, сингапурских фирм толкаются уже не только локтями, но и остальными частями тела: все готовы производить что угодно и в любых количествах, осталось только найти это "что угодно", которое пока нигде не выпускается.

А уж во вторую очередь можно и реконструировать или строить заводы в России. К тому же эти заводы смогут выпускать конкурентноспособную продукцию лет через дцать, так как необходима реконструкция не только станков, но и тех, кто за этими станками стоит. Это мое мнение.

И как успехи?

Довольно обнадеживающие. Если коротко, то эти успехи пока ограничиваются оживлением представителей Тайваня вокруг наших транспьютерных плат и десятком предложений (только во время выставки) об их выпуске. Осталось выбрать самый надежный вариант. Мы также привезли с выставки несколько контрактов на разработку программных продуктов (опыт подобного сотрудничества уже есть: транспьютерный software, разработанный специалистами "КАМИ", уже около года продается в Англии). Но это, я надеюсь, только первый шаг в широкомасштабном наступлении отечественного ноу-хау на внешний рынок.


Халтурка в Англии.

Вторая поездка состоялась в июне-июле того же года в Англию. Известная на тот момент антивирусная компания Sophos предложила сотрудничество, от которого мы не отказались. Результатом этой поездки также была статья в журнале Virus Bulletin "Russians are coming"– первая зарубежная публикация о… компании ещё не было – значит, о первом российском антивирусе, с которым познакомилась английская профессиональная "тусовка". Кстати, в статье упомянуты "18 программистов". Наверное, всего в то время на разных проектах в КАМИ действительно было примерно такое количество компьютерно-транспьютерных технарей. Нас же на антивирусном проекте было всего трое.

london-uk-1992
Июнь 1992, Лондон

Collapse )