Власть и СМИ: голландский пример глобальной тенденции.

Previous Entry Поделиться Next Entry
16 июля, 16:34
e_kaspersky
КРАТКО:

Ура, ура! Голландский суд вынес решение по нашему иску против крупнейшей национальной газеты De Telegraaf из-за распространения ею ложных сведений, порочащих репутацию компании (подробности здесь). Иск удовлетворён, газета обязана опубликовать опровержение.

NLwrit

Почему это так важно? Потому что мы в законном порядке доказали факт публикации политически ангажированной, псевдосенсационной статьи, которая наглядно показывает как в течение последних лет, в угоду геополитическому заказу "лепились" другие похожие статьи против нас. Впрочем, обо всём по порядку: ниже вы найдёте доказательства манипуляций СМИ со стороны голландских политиков для публикации фейковых материалов.

TLDR

Власти нужен враг. Это всем известная аксиома. С врагом проще управлять государством, оттеснив в сторону решение более актуальных проблем. На врага можно повесить все провалы (существующие и вымышленные), получить дополнительный бюджет, приструнить правдорубов, протащить угодные законы, придушить социальные расходы, навязать обществу фобический невроз на национальной почве, опорочить политических конкурентов. Любой несогласный с этой политикой – тоже враг, потому что только враг может мешать бороться с врагом. Итак, враг выгоден власти.

Как показывают события последних лет - создать врага просто. Для демонизации стран, бизнесов, отдельных людей применяются различные грязные методы. Примеров тому масса, а чем выше накал страстей на геополитической арене, тем шире и глубже накрывает своих жертв мутные потоки заказных историй.

Однако, я как-то привык, что подобные истории звенят молниями где-то там наверху, в верхних слоях политической и экономической праны. Однако, что-то поменялось в этом мире. Под огнём оказались и мы - вроде бы далеко не самая заметная кочка на мировых просторах.

Медиа-кампания против «Лаборатории»  началась несколько лет назад и с тех пор  некоторые американские СМИ сильно уронили свою репутацию, регулярно публикуя заказное враньё космической некомпетентности из всем понятных политических анонимных источников. Прикрываясь законами о защите источников, власти не стесняются в извращении общеизвестных фактов и распространении фейков, которые потом подхватываются многочисленными троллями и соцмедийными ботнетами, а впоследствии используются для обоснования политических решений. Увы, c’est la vie и на этом месте может оказаться любая неугодная компания, любой человек.

Заразная бацилла информационного бешенства недавно перекинулась из США за океан, в Европу. Выразительная премьера на этом континенте прошла в начале года в Нидерландах.

Крупнейшая голландская газета De Telegraaf публикует статью о, якобы, взломе нашего регионального офиса и (sic!) обнаружении там доказательств связи местного политика с российским правительством. Однако опьянённая безнаказанностью система демонизации дала сбой и показала свою чудовищную, коррумпированную природу. Один из невольных участников этого феерического фейка, Риан ван Ряйброк, пошла против системы и под присягой рассказала правду о голландской медийной кухне и её связи с политикой.

Месяц назад мы подали иск против De Telegraaf из-за распространения ею ложных сведений, порочащих репутацию «Лаборатории». Представленные доказательства однозначно свидетельствуют, что статья опубликована по политическому заказу из парламента Нидерландов и основана на фабрикованных фактах.

Среди доказательств фабрикации статьи в суд была представлена запись телефонных переговоров, сделанная Риан ван Ряйброк. Главные действующие лица этих переговоров – собственно Риан (РР) и голландский политик Виллем Верменд (ВВ).

В записях Риан возмущается, что Виллем подставил её, нашептав журналистам De Telegraaf то, что она никогда не говорила. Виллем разводит руками, ссылаясь на указания из парламента Нидерландов.

Устраивайтесь поудобнее, запаситесь попкорном, мы включаем прямую трансляцию избранных сцен из голландского политического закулисья. Несмотря на [комментарии] многие части диалога остаются непонятными и могут быть трактованы по-разному.  Однако главная тема разговора очевидна: с одной стороны, политик склоняет даму ко лжи с целью публикации политически ангажированной статьи, а с другой – конъюнктурные журналисты, готовые на всё ради сенсационного материала.

А теперь - расшифровка текста.

--->8---

РР: Я задаюсь вопросом, почему вы рассказали им [журналистам De Telegraaf Барту Мосу и Йорису Полману] про Касперского? [статья De Telegraaf утверждает, что Ряйброк взломала голландский офис ЛК] У меня не будет из-за этого проблем?
ВВ: Я им ничего подобного не говорил, я им сказал, что, между нами, эта информация пришла из Палаты представителей [нижняя часть парламента Нидерландов] … Я узнал про Касперского от того члена парламента, я сказал, что эта информация не от тебя, а от меня.

 

РР: Реакции и положительные и отрицательные, потому что выглядит как будто это я организовала утечку информации [утечку информации о, якобы, связях депутата парламента Нидерландов, евроскептика Тьери Бодэ с Россией – голландский вариант политической борьбы с элементами «охоты на ведьм»].
ВВ: Этого в статье нет.
РР: В статье написано, что я сказала, а не вы, что Касперского взломали [на самом деле никто никого не взламывал] и допустили утечку информации из Палаты представителей.
ВВ: В Палате представителей об этом и так знали, что у них происходит. И я об этом тоже знал.

 

РР: Меня волнует, почему вы рассказали [журналистам De Telegraaf] о Касперском, об этом взломе?
ВВ: Я это не говорил, слышишь, я просто рассказал о чём говорят в Палате, что это исходит от них.
РР: Как они находят эти сведения о Касперском?
ВВ: Это потому, что они говорят двусмысленно, потому что речь идёт о России.

 

РР: Тогда вы не могли бы не рассказывать De Telegraaf об этой утечке из Палаты?
ВВ: Нет, они уже всё узнали из Палаты, Палата знала это раньше меня. Это исходит из Палаты, я знаю о Палате, я слышал про утечку из Палаты.
РР: Да, но потом это выходит сразу наружу, а затем я «герой» [De Telegraaf умышленно представил Риан источником информации].



РР: Да, но тогда Барт Мос сыграл в грязную игру? И с этим враньем... [про взлом Риан голландского офиса ЛК]
ВВ: Конечно, он сыграл в грязную игру, конечно, он соврал. Я узнал это из Палаты, очень просто, ты спросила, откуда я знаю это имя – я его получил не от тебя, потому что ты ничего и не могла сказать. Ты и не сказала. Я был с Кеесом [скорее всего речь идёт о политическом противнике Тьери Бодэ - депутате Палаты представителей Кеесе Верховене], и он сказал мне это, и тогда я сказал это имя, а потом ты сказала, откуда ты это знаешь. Так оно и произошло.

РР: Почему De Telegraaf тогда пишет...
ВВ: Нет, ну хорошо, они создают интересную историю. Вы должны понять, это же журналисты, если бы мы работали с другой газетой, они сначала хотели полностью спалить вас, полностью. Если вы видели то, что они написали о вас, это было ужасно, теперь они подумали, что мы должны что-то написать, и что они достаточно помогли вам, что их не кинут, как дураков.
РР: Но почему они запустили эту ложь про Касперского?
ВВ: Да, они делают это, это правда, они должны рассказать захватывающую историю.
РР: Как они получают эту информацию про Касперского, ведь у меня нет ничего о Касперском?
ВВ: Сведения о Касперском исходят из Палаты, они звонили в Палату. У них есть десятки источников, они всюду позвонили. [одна политическая партия ведёт грязную кампанию против другой, привлекая к качестве аргумента столь популярный «русский след»]
РР: О, это совсем другая история, совсем не то, что я имею в виду.
ВВ: Да, конечно, это все исходит из Палаты. Я имею в виду, что Палата знает гораздо больше, чем мы думаем.
РР: Да.
ВВ: На эту связь с Касперским уже намекали в Палате.
РР: Да.
ВВ: Оллонгрен [Касья Оллонгрен, министр внутренних дел Нидерландов] даже предложила это. Оллонгрен также находится под огнем.
РР: Оллонгрен права.
ВВ: Нет, я знаю, что она права. Оллонгрен также говорила о Касперском.

 

ВВ: Они уже забрасывали эту информацию очень долго. Все вышло наружу, отчасти это исходит из Палаты, поэтому я ничего не знал, и я сказал это тебе, а потом ты сказал, откуда ты это знаешь, поэтому я не знал всего о себе, это не исходит от меня. Я слышал это в Палате. Я был с этим Кеесом, и он начал рассказывать мне об этом, и он говорит «да», а вы что знаете об этом сейчас? Для него это будет скучно, и эта государственная компания вовлечена туда, что делает эта Палата, что делают эти парни, что делают эти журналисты, они просто звонят этим членам Палаты, у них нет источника, вы знаете, как это работает, все не по порядку, об этом не говорилось, и, да, ко всем этим парням уже нашли подход, и состоялось заседание комитета Палаты и т. д., и все это работает очень просто.
РР: Для меня это очень скучно.

 

РР: Нет, но они позвонили мне вечером, я помню, они позвонили мне вечером, а затем они придумали эту историю про Касперского, этот De Telegraaf, а затем я подумала, откуда все это исходит, и тогда они сделали то, что исходило от вас, что я сказала им об этом.
ВВ: Ох, ох, ох
РР: Да, они это сделали, ублюдки, да, а потом я сказала, что вы не собираетесь писать о Касперском, я ответила тогда, они это точно сделали.
ВВ: Когда это? Вечером?
РР: Вечером, да, тогда они поставили меня прямо перед дилеммой про то, что они говорили с тобой, что у тебя есть история про Касперского и что я как будто взломала Касперского, а потом я сказала, что это неправда, это глупость.
ВВ: Резонно: я совсем не говорил, что это не так.
РР: И тогда я так сказал.
ВB: Но Барт вообще не говорил со мной, Барт вообще не говорил со мной, я вообще не разговаривал с Бартом, только с тобой.
РР: Да, он говорит, что он, так сказать, звонил вам.
ВВ: Я вообще не разговаривал с Бартом, только, когда вы были рядом.
РР: Но тогда это, конечно, порядочный ублюдок.

 

ВВ: Вам не нужно ничего говорить и то, что De Telegraaf скажет, De Telegraaf скажет, что название компании там не указано, то, о чем вы говорите. [Вермеенд рассказывает о позиции защиты De Telegraaf в случае обвинения в клевете. Однако данные переговоров свидетельствуют, что статья именно о «Лаборатории»]
РР: Да, хорошо.
ВВ: Они могут сказать довольно просто, я не упоминал это имя, о чем вы говорите?
РР: У меня были некоторые приложения от Барта Моса.
ВВ: Да
РР: Вчера вечером, хорошо. Он пытается впутать меня, и я ответила вчера вечером с экспертом.
ВВ: Что у него есть?
РР: У него тогда есть те секретные данные, которые я послал тогда, не понимаю, что с этим делает г-н ван Л. И тогда я говорю, что это можно подтвердить. Что, заявление?
Да, это связано с нашей беседой в 2016 году. Нет, это остается в силе, если она не была отозвана, как говорят мои адвокаты. Ну, удачи в этом. Таким образом, Касперский - это ваша проблема. Это была твоя проблема, у меня четкое понимание, что эта ложь о Касперском не исходит от меня. Ложь о Касперском, ну, многие хакерские команды мне очень нравятся, они много лет поставляли программы. Вы были против меня, против Виллема и против моего коллеги Йори, что касается Касперского. Нет, теперь ты снова врёшь. В этой истории российская компания по кибербезопасности не исходит от меня, и у меня все однозначно. Если я снова верю тебе, я проконсультирую тебя. Я думаю, мы хорошо это понимаем, я соблюдал соглашения. Нет, есть много вранья, в информации, которую вы получаете, которая исходит от меня.

 

РР: Но почему, так случилось, что De Telegraaf смог написать так много вранья?
ВВ: Это не имеет значения, я скажу вам, что я занимаюсь политикой в течение 30 лет, 20 лет в политике, вы можете писать обо мне все, это так, единственное, что я пытаюсь сделать, это не склоняться ни перед чем, я делал это всю свою жизнь. У меня есть газетные статьи о моих брюках, о которых вы не хотите знать, они даже не знали, откуда взялась информация о том, что я лежал где-то на капоте автомобиля и т. д. Я избавлю вас от вещей, у меня был Рик ван дер Плуг только что на линии, что он тоже сказал, это справедливо, что вам лучше сказать, что все это правда, вы абсолютно правы, это имеет значение только тогда, когда мы становимся такими же. Вы понимаете, что я имею в виду?
РР: Да
ВВ: Вот в чем дело. Теперь мы должны показать, что вы хороши, и т.д. и мы поможем вам в этом, каждый заинтересован в этом, я заинтересован в этом, у издателя есть в этом интерес, и у вас есть к этому интерес. И это то, что мы собираемся делать сейчас, а потом у меня есть данные, контакты, все, что мне нужно. И мы ничего не будем с этим делать, это то, что собирается сделать журналист. Точка.

---8<---

Вы поняли, что Вермеенд имеет в виду?

Сотрудничайте с нами, не задавайте лишних вопросов и всё будет хорошо. Машина дезинформации должна работать. Враньё, манипуляции, сенсационные истории, внутриполитическая борьба, журналистские подлоги – все средства хороши. И каждый, КАЖДЫЙ из читателей может оказаться в жерновах этой гнусной машины, так умело натягивающей на себя маску цивилизованного мира. Вчера оказались мы, завтра может оказаться и любой другой неугодный политикам бизнес, компания, простой человек. Ничего не напоминает?



Метки:
Previous Entry Поделиться Next Entry

Записи из этого журнала по тегу «none»

  • ДедМорозное-2016.

    "Дамы и господа, мальчики и девочки!" - внезапно раздаётся мощно и уверенно моим голосом, - "Р-р-раз в году! Мы со Снегурочкой! ... а в уходящем…

  • Иду, смотрю...

    Иду я воскресным утром по магазину, никого не трогаю и вдруг - внезапно! Попугаи, львы и водопады, знакомый логотип: Что это и почему тут…

  • Невероятные приключения арифмометра.

    Недавняя встреча с Папой сильно освежила в памяти воспоминания о таких забытых гаджетах как арифмометры. Девайс моему поколению ещё знакомый на…


напоминает: работу российских сми и действия по отношению к правозащитным орг-ям, чохом объявляемым иностранными агентами. одна разница: ЛК может в Голландии выиграть суд, а условный мемориал в российском суде себя не защитит никогда.

мда, женя, репутация твоей "лаборатории" не стоит даже материала для якутского петуха

вываливать помои в паблик, врать и верещать об угрозе из РФ - каждый дурак может, а грамотно опровергнуть это с помощью судебного иснтрумента - это очень непросто и, если такое удается, бесценно! Респект. Главное теперь это максимально широко довести до слуха и зрения публике, да и влепить еще иск товарищу на компенсацию....ну чтоб другим неповадно было

?

Log in

No account? Create an account